Как ни странно, двигателем развития замочного дела является противоборство двух систем – производителей замков, дверей, сейфов и металлических шкафов с одной стороны, и криминального мира с другой. Первые стараются изобретать и производить сложные замки высокой секретности, устанавливать хитроумные защиты, использовать передовые технологии и материалы, а вторые, используя прорехи, их открывать, применяя разрушающие и неразрушающие технологии.

Первые классы замков (в зависимости от кодовой части) сложной конструкции появились в конце 18-го – начале 19-го столетий в век промышленного производства замков. В этот период происходит развитие городской буржуазии с возрастающим благосостоянием и бурный расцвет ремесленничества, торговли и деловой активности. Большие ценности требуют дополнительной защиты с учетом того, что к 1820 г. началась волна создания банков и сберегательных касс. Все расчеты производились наличными деньгами. Поэтому возрастает спрос на сложные запирающие устройства, металлические шкафы, ларцы, двери. Кустарные производства не в состоянии удовлетворить рынок. Возникает необходимость в серийном производстве и в специализации предприятий по различным видам продукции (ключевые заготовки, замки, шкафы и т.д.). Изобретения начала и середины 19-го века в замочном мире и в 21-м веке являются базовыми. Конечно же в 21-м веке используется другое оборудование, инструменты, материалы и технологии, но большинство грамотных идей принадлежит нашим предкам.

Одним из первых сложных замков является, конечно же, замок Йозефа Брама (Англия).

Первый помповый замок

Получив в 1784 г. На него патент, Брама назначил премию в 200 гиней мастеру, который откроет замок без разрушения. Такие показательные вскрытия проводились в присутствии авторитетной комиссии и позволяли изобретателям использовать результаты тестирования как рекламу (если замок не удавалось открыть) или как стимул для внесения изменений в конструкцию для увеличения криминальной стойкости изделий. Только в 1845 году, спустя 37 лет после смерти Брама, американский мастер Альфред Хоббс открыл этот замок, затратив большое количество времени.

В 21 веке изобретение этого гениального человека не забыто. Некоторые американские, европейские, азиатские и российские фирмы выпускают так называемые тубулярные торцевые замки (бывают не только рамочными, но и штифтовыми) для сейфов и дверей.

Везение англичан на этом не закончилось, и в 1818 г. свет увидел новый замок с так называемым многоточечным запиранием – новый класс «сувальдные замки». Изобретателем этого удивительного замка являлся англичанин Джеремия Чабб.

замок фирмы Chubb

Появлению этого замка предшествовало ограбление, произошедшее в 1817 г. В Портсмуте. Возмущение правительства было настолько велико, что оно предложило премию в 100 фунтов изобретателю, который предложит невскрываемый замок. Вот эту премию и получил Джеремия Чабб. Надо понимать, что в этот период взломщики обладали примитивным инструментом (отмычками). В основном предпринимались попытки вскрыть непосредственно замок. Серьезной опасности для двери или сейфа (шкафа) этот инструмент для взлома не представлял до середины 19 века.

Необходимо отметить, что помимо криминала большую опасность для содержимого ларца, металлического шкафа играет пожар (термическое воздействие). В первой половине 19 века ряд изобретателей получают патенты по увеличению огнестойкости шкафов. Шкаф с двойными стенками заполняется материалам с низкой теплопроводностью. Причем, каждая фирма старается использовать свой секрет «пирога».

Помимо термического воздействия на сохранность содержимого оказывает пагубное воздействие угарные газы. Поэтому появляются сложные конструкции дверей и рам. Одновременно с огнестойкостью производители металлических шкафов стараются повышать их взломостойкость. Использование двойных стенок позволяет устанавливать дополнительные защиты от грубой силы в виде послойного размещения листов термообработанной и обычной стали. Главной опасностью в то время оставалось использование ручных дрелей для криминального вскрытия. Термообработанная сталь трудно сверлится, но обладает хрупкостью. Конструкционная сталь, наоборот, легко сверлится, но обладает гибкостью. Только соединение этих двух свойств в «слоеном пироге» позволяет значительно повысить взломостойкость. Таким образом на свет появляются конструкция сейфа в привычном нам образе.

Устройство сейфа

И опять продолжилось бесконечное и незримое соревнование между производителями защитной техники и криминальным миром.

Взломщики (медвежатники), выросшие из квалифицированных слесарей, подходили к своей работе изобретательно, с выдумкой, изначально стараясь воздействовать на замки отмычками, подбором ключа. Так в 1895 г. Немецкий взломщик Адольф Крюгер написал следующие строки во время пребывания в тюремном вагоне:

«Не завидуй ты тем богатеям,
Что сокровища, нежно лелея,
В металлических прячут шкафах.
Но шкафы все имеют изъяны,
И возможно попасть без труда в них
Дело только в проворных руках.»

В связи с тем, что появляются очень сложные замки, криминал использует разрушающие технологии. Также необходимо отметить, что вскрытие без разрушения довольно субъективно, зависит от многих факторов (нервное напряжение, стресс, плохое самочувствие) и т.д.). Взлом однозначно позволяет достичь цели, но обладает определенным недостатком – прежде всего это шум. В ход пошли зубила, пилы, дрели, сверла, ломы, шорошки, фрезы, стяжные болты, винтовые домкраты и т.д.

Изобретательности взломщиков нет предела. Это показал и 20-й век. Достаточно вспомнить ограбление депозитной кассы Учетного банка в Берлине на Кляйнштрассе братьями Засс в 1929 году. Используя подкоп, злоумышленники попали в помещение депозитария, блокировали изнутри дверь хранилища и преспокойно похитили помимо ювелирных изделий, золотых монет, драгоценных камней еще и 40 тысяч рейхмарок и 120 тысяч рейхмарок в иностранной валюте.

Так братья Засс прошли в сейф Учетного банка

В это время служащие банка совместно с сервисной службой в течение трех суток пытались открыть бронированную дверь хранилища, думая о ее неисправности.

Другая банда взломщиков работала в Ленинграде с 1924 по 1925 год и получила название «банда килечников». В этот период служащие сберегательных касс по приходу на службу обнаруживали, что все сейфы вскрыты, как консервные банки, в прямом смысле этого слова, а содержимое похищено. В 1925 году была арестована банда, возглавляемая Жоржем Черным. Был обнаружен и инструмент – в чемоданчике находился очень большой кованый нож (типа консервного), набор удлинительных штанг, просечка. Технология вскрытия заключалась в прокалывании отверстия просечкой в сейфе и его вскрытии ножом. Удлинительная штанга позволяла создать большой рычаг. Такими ножами в порту производилось вскрытие бочек с килькой, поэтому банда и получила свое «поэтичное» название.

Как отмечалось выше, и взломщики шли в ногу с прогрессом, используя новые технологии. Горение порошковой смеси алюминия и магния создает разогрев металла до 3 тысяч градусов по Цельсию за короткое время. Вот вам и новый метод вскрытия, который взяли на вооружение взломщики к 1880 году. Как говорят, одна беда не приходит одна. К концу 19-го столетия инструментом взломщиков становится ацетиленовая горелка для резки листовой стали. Криминальный мир подстегивает производителей замков, сейфов, дверей банковских хранилищ, не позволяя им стать и стоять на месте. Производители вынуждены были разрабатывать и использовать наполнители из армированного базальта, кварца, цемента как связующих материалов. В некоторых случаях для защиты от механического инструмента использовались даже железнодорожные рельсы. Использование всех этих защит позволяет производителям деласть следующие заявления – продукт защищен от взлома, кражи, огня, удара, высверливания, термического воздействия, пожара и газовой резки. Зачастую эти заявления являются рекламой, не более, и пройдет еще очень много времени, прежде, чем человечество научится измерять и оценивать надежность и защищенность.

Владимир Кутыловский